Как искуситель воздействует на ум человека?

Главная » Страсти » Как искуситель воздействует на ум человека?

Не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю.
(Рим. 7, 15).

Вот ступени, по которым грех входит в нас, — образ, внимание, интерес, влечение, страсть.
Священник Александр Ельчанинов (1881-1934).

Помыслами, а не делами сначала борют душу демоны; но главное, конечно, у них в виду дела. Дел причина – слух и зрение, а помыслов – привычка и демоны.
Пресвитер Илия Екдик.
1
Начало зол – ложная мысль! Источник самообольщения и бесовской прелести – ложная мысль! Причина разнообразного вреда и погибели – ложная мысль! При посредстве лжи, диавол поразил вечною смертью человечество в самом корне его, в праотцах… Прелесть действует первоначально на образ мыслей, будучи принята и, извратив образ мыслей, она немедленно сообщается сердцу, извращает сердечные ощущения; овладев сущностью человека, она разливается на всю деятельность его, отравляет самое тело, как неразрывно связанное Творцом с душою.

Демонам… предоставлено пребывать на земле со времени их окончательного падения до кончины мира: всякий легко может представить себе, какую опытность в творении зла стяжали они в такое продолжительное время при их способностях и при постоянной злонамеренности, нисколько не растворенной никаким благим стремлением или увлечением.

Бесы искушают помыслами, мысленными мечтаниями, воспоминанием о нужнейших предметах, размышлениями, на первый взгляд, духовными, возбуждением заботливости, различных опасений и другими проявлениями неверия.
Святитель Игнатий (Брянчанинов) (1807-1867).

Обычай есть у всегда воюющих против нас бесов, посильным для нас и удобоисполнимым добродетелям полагать преграды, а к непосильным и преждевременным сильное влагать стремление.
Святитель Феодор, епископ Едесский († 848).

Как змий, говоривший с Евою, проник в ее душу вследствие ее послушания, так и ныне чрез послушание человеческое входит в человека грех, который вне его; потому что грех имеет власть и свободу входить в сердце, так как помыслы – не вне человека, но внутри – из сердца.
Преподобный Макарий Великий (IV век).

…Диавол не имеет власти приводить в движение наши помыслы, иначе бы он не пощадил нас, наводя понудительно всякую злую мысль, и не попуская помышлять ничего благого; но он имеет только власть внушать превратное в помысле только первой мысли, чтобы искушать наше внутреннее расположение, куда оно клонится, к его ли совету, или к заповеди Божией, поелику они друг другу противятся.
Преподобный Марк Подвижник (IV-V вв.)

Прилог есть простое слово или образ какого-нибудь предмета, вновь являющийся уму и вносимый в сердце; а сочетание есть собеседование с явившимся образом, по страсти или бесстрастно; сосложение же есть согласие души с представившимся помыслом, соединенное с услаждением.
…Из всех сих первое безгрешно; второе же не совсем без греха; а третье судится по устроению подвизающегося.
Преподобный Иоанн Лествичник († 649).

Когда же страстный помысл долго остается в сердце, то образуется так называемая страсть, которая, привычкою к себе, произвольно увлекает душу и свойственно передает ее исполнению на деле. Такая страсть несомненно подлежит во всех или соразмерному покаянию, или будущей муке.
Преподобный Петр Дамаскин (VIII век).

Как люди входят в дом и выходят из него, так и помыслы от бесов приходят и снова могут уйти, если ты их не принимаешь. Если помысл тебе говорит – укради, и ты послушаешься его, то тем самым ты дал над собою власть бесу. Если помысл тебе говорит – ешь много, досыта, и ты будешь есть много, то опять бес взял власть над тобою. И так если будет владеть тобой помысл всякой страсти, то ты станешь жилищем бесов. Но если воспримешь должное покаяние, то они затрепещут и вынуждены будут отойти.
Преподобный Силуан Афонский (1866-1938).

Они не имеют ни власти, ни силы против кого-нибудь, если не получают позволения от Бога в целях домостроительства, как случилось с Иовом и как написано в Евангелии о свиньях…
И хотя им позволено искушать человека, но они не могут никого принудить; так как от нас зависит – выдержать или не выдержать их нападение.
Преподобный Иоанн Дамаскин (VII-VIII вв.).

Брат! когда кто-либо бывает празден, то занимается приходящими ему помыслами. Когда же занят делом, то не имеет времени принимать их. Итак с раннего времени держи жернов в своей власти, и будешь молоть пшеницу твою – хлеба в пищу. Если же соперник твой упредит тебя, то вместо пшеницы будешь молоть им (жерновом) плевелы.
Преподобный Варсонофий Великий (VI в.).

Когда враг сделает прилог, и мы немедленно обратимся к Богу, помолимся, тогда враг скоро оставит нас; а когда примем его совет, он сейчас покажет и что сказать, и как сделать, поможет и в дело произвесть совет его, совсем овладеет нами, сделает пленниками.
Архимандрит Феофан Новозерский (XVIII-XIX вв.).

Враг, где больше предусматривает духовной пользы от какого-либо духовного подвига или телесного и вместе духовного, там большую противопоставляет адскую силу — воспрепятствовать подвигу тому.

Если ты сделал какое-либо важное дело, то он шепчет: ну, теперь можно сделать себе послабление, можно сердце пустить на волю – пусть оно потешится, пусть вздохнет свободно, ты сделал многополезное дело. Хоть немного и согрешишь, грех твой загладит сделанное тобою дело, оно сделает к тебе Бога милостивым. И такими хитрыми представлениями доводит иногда неопытных до грехов, например, до пьянства.

Как диавол склоняет человека ко всяким грехам? Он заседает в сердце и оттоле требует удовлетворения всем похотям плоти, похоти очей и гордости житейской (1 Ин. 2, 16). Так, у сластолюбивого и пьяницы он сидит в сердце и требует вкусной пищи и вина; у пристрастного к дорогим и нарядным одеждам, к богатой домашней обстановке — сидит в сердце и требует нарядов и блестящей домашней обстановки; у любящего общественные удовольствия — он сидит в сердце и возбуждает тоску сердечную; словом, он всячески на всех действует; он — в ворах жаждет прибыли, в убийцах — крови человеческой, в лжецах — лжи, в неверах он богохульствует; благочестивых запинает сомнениями, ко всем приспособляясь, во всех действует сообразно с греховными привычками, расположениями и страстями каждого, чтобы как-нибудь кого поглотить (Ср.: 1 Пет. 5, 8).

Характер диавольских нападений — хитрость, быстрота, изворотливость: не победил одним изворотом — сейчас же изворачивается и употребляет другой, противоположный, и это делает быстро, стремительно, чтобы мы не могли опомниться и силою рассуждения о качестве дела отразить приражение зла.

Несомненно, что дьявол в сердцах весьма многих сидит какой-то сердечной вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда.
Так он поражает сердца вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце вялостью, холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например, сострадать страждущему, помочь находящемуся в беде, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного.
Дьявол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильной раздражительностью; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого.

Когда дьявол в нашем сердце, тогда – необыкновенная, убивающая тяжесть и огонь в груди и сердце; душа чрезвычайно стесняется и помрачается; все ее раздражает, ко всякому доброму делу чувствует отвращение; слова и поступки других в отношении к себе криво толкует и видит в них злоумышление против себя, против своей чести, и потому чувствует к ним глубокую, убийственную ненависть, ярится и порывается к мщению.
Св. праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908).

В большинстве случаев у молодых бывают блудные помыслы, а у старых – помыслы гнева, воспоминания старых обид. Враг как бы говорит: «Ты помнишь, такой-то вот тебя оскорблял при всех, а ты смолчал, ни слова ему не сказал. Эх ты! А ты ему вот что да вот что сказал бы…» Иногда от подобных помыслов иной весь вспыхнет от гнева. Надо бороться…
Преподобный Варсонофий Оптинский (1845-1913).

Бесы, хотя и омрачились падением, но свой ангельский ум и другие способности в какой-то мере сохранили. Они прекрасно изучили свойства человеческие физические и психические, они имеют доступ к телу и нервам, к мозгу человека; они действуют и на душевные качества и проявления, всегда действуя во зло и к погибели человека. Так как явные страсти человек видит, также и вред от них, то бесы стараются все перепутать, придать особое значение переживаниям человека, усиливают одно, ослабляют другое, чтобы ввести человека в заблуждение, придать страсти особые глубокие значения, красивую внешность и прочее, и прочее. Неисчислимы их хитрости, лукавство, ложь, всевозможные приемы для обольщения и погубления человека.
Игумен Никон (Воробьев) (1894-1963).

Сначала «голос» приучит вас повиноваться ему, ведь приманкой будет слово истины. Но когда вы будете всецело парализованы духовно, тогда дается тем же сладким «голосом» приказ погибельный, и обольщенный человек выполняет и его.
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (1910-2006).

У всякого есть как Ангел Хранитель, так и враг-искуситель. Есть воистину. Враг непрестанно подсовывает то мысли, то желания по роду своему. Не стань внимать себе и блюстись – пропадёшь. Он затуманит и закружит голову. У всякого особый враг: у иного похотный, у иного корыстный, у иного гордостный – с разными оттенками… Есть враг около не затем, чтобы ему покорствовать, а чтобы с ним бороться и борьбою вырабатывать в себе противоположное добро: вместо похотности – целомудрие, вместо гордости – смирение…

Что испытываете нападки, и особенно когда поговеть решаетесь, это вражья уловка. Он силится сам или отклонить от говения, или испортить его. Но когда сопротивлялись и не уступали… то это знак победы, а не поражения, и не только не мешает приступлению к Таинствам, напротив, служит лучшим украшением сего дела Божия, то есть причащения.

Враг не тотчас худо внушает. Первый его прием есть – всевать помыслы, кажущиеся добрыми, и увлекать на дела, по видимости добрые, или на дела добрые с целью недоброю – себя показать. Лица, не очень разборчивые на помыслы и дела и не задумывающиеся над ними, лишь бы они не были явно худы, поддаются на эту уловку, и он начинает их гонять от помысла к помыслу и от дела к делу, всё будто добрым, но или неуместным, или неблаговременным, или ненужным, или не в своей мере делаемым. Цель его тут та, чтоб испортить вкус духовный в различении истинного добра от мнимого, приучить к принятию своих внушений и породить высокое о себе мечтание: сколько наделано! Между тем как всё то есть пустоделие и суета…
Когда кто, умудрясь, не дает хода помыслам и позывам на добро, кажущимся добрыми, а тотчас, или по собственному рассуждению, или по указанию опытнейших, отсекает их, как бы они не казались красными, и действует в сем роде с такой решительностью, что не предвидится возможности уловить его сим приемом, тогда враг бросает эту уловку и начинает действовать со вне, – через людей, ему подручных. Тут пойдут льстивые похвалы, клеветы, осуждения, притеснения и всякого рода неприятности. Вот это и вам надо знать и ждать, – и смотреть в оба. Отвратить это не в нашей власти, но в нашей власти перехитрить врага. Главное – переносить всё, не нарушая любви и мира.
Святитель Феофан, Затворник Вышенский (1815-1894).