Всегда молись в борьбе с вредными привычками

Главная » Страсти » Всегда молись в борьбе с вредными привычками

Борьбе с вредными привычками, страстями мне не под силу

Иго Мое благо, и бремя Мое легко.
(Мф. 11, 30).

Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью.
(Рим. 6, 14).

Лень, отвори дверь, сгоришь! – Хоть сгорю, да не отворю.

Страшно дело до началу.

Страшно видится: сробится, слюбится.
Русские пословицы.
1
Душа желает спастись, но вожделевая благ суетных и о них заботясь, бегает трудов по делу спасения. Хотя по истине не заповеди тяжки, а злые пожелания наши.

Что удобнее, как любить всех, и что приятнее, как быть любиму всеми? И какого утешения не имеют заповеди Христовы? Но произволение не устремляется к исполнению их; ибо если бы устремлялось, то, при помощи благодати Божией, всё было бы для него легко.
Преподобный Зосима Палестинский († ок. 560).

И земные блага не без трудов достаются: почему же уклоняемся от благ небесных по причине трудов?
Преподобный Нил Синайский (IV-V вв.).

Взойти на высоту труднее, нежели упасть в бездну. Итак, лучше ли упасть в бездну?

Увы! Мы бываем деятельнее и сильнее для нашей погибели, нежели сколько нужно бы для нашего спасения.
Святитель Филарет, митрополит Московский (1783-1867).

Трудно, говорят, благочестие. Какое же из благ достается легко? Кто, почивая, воздвиг себе победный памятник? Никто, не пробежав поприща, не берет награды. Труды рождают славу. Если рассмотреть строго, то и диавольские дела делателям беззакония обходятся не без труда. Воздержание отнимает ли столько у тела, сколько портит адская и бешеная невоздержанность? Бессонны ночи тех, кто проводит их в молитвах; но страсть к удовольствиям совершенно гонит всякое успокоение.
Святитель Василий Великий (330-379).

Путь добродетели для начинающих любить благочестие кажется жестоким и пристрашным не потому, чтоб он был сам по себе таков, но потому, что человеческое естество с самого исхода из чрева матернего привыкает жить пространно в удовольствиях; а для тех, которые успели пройти уже до средины его, он является весь благим и отрадным: ибо когда недобрые стремления наши бывают подавлены добрыми навыками, тогда вместе с сим исчезает и самая память о бессловесных удовольствиях; вследствие чего душа уже со всем удовольствием шествует по всем стезям добродетелей. Посему Господь, выводя нас на путь спасения, говорит, что тесен и прискорбен путь, вводящий в живот, и мало тех, кои идут им (Мф. 7, 14); к тем же, кои со всем рвением желают приступить к хранению святых Его заповедей, говорит Он: иго Мое благо и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 30).
Блаженный Диадох Фотикийский (V век).

Пока мы увлекаемся страстями, дотоле добродетель почитаем трудною, неудобною и неприступною, а порок любезным и приятным. Но как скоро хотя несколько станем избегать грехов, то порок будет нам казаться гнусным и безобразным, а добродетель легкою, удобною и любезною. В этом могут нас уверить примеры тех, которые исправили жизнь свою.

На пути добродетели чем более подвинешься вперед, тем легче будет казаться путь твой.
Святитель Иоанн Златоуст (†407).

Подвиги и труды духовные рождают радование душевное, коему предшествует умирение страстей. Вследствие сего, что для людей, чувственности порабощенных, тяжко и неприятно, то для души, в духовных трудах пребывающей и священными потами любовь к Богу стяжавшей и вожделением божественного ведения уязвленной, легко и весьма сладостно…
Труды мучительными кажутся в начале для всех, вводимых в поты и подвиги духовные. Когда же они начнут охотно упражняться в них для возращения в себе добрых расположений и достигнут до средины преуспеяния в том, тогда труды сии являются для них источником двойной некоей отрады и утешения. А когда, наконец, мертвенное сие мудрование плоти пожрется бессмертною жизнью, подаваемою посещением Духа Святого, в тех, кои, пребывая в неутомимых трудах, простираются к последним пределам добродетели, тогда лица такие исполняются неизреченной радостью и веселием, потому что чрез это в них самих открываются чистый источник слез и сладкие струи свыше дождем льющегося утешения.
Преподобный Никита Стифат (XI век).

Подвиги против страстей тогда только тягостны бывают, когда гордо и самонадеянно проходим оные, а когда смиренно, призывая Божию помощь и исправления оной приписывая, то они бывают удобоносимы.

Лучше, видя свою нищету, всегда зазирать себя и повергать пред Богом со смирением, нежели видеть свои исправления. Держите путь средний, смиренный, а не восходите безвременно на высокий, не вашей меры путь. Зря свою нищету, никого не зазирайте, не осуждайте, считайте себя последнейшим из всех, и когда случится от кого принять укоризну или презрение, считайте себя того достойными.
Преподобный Макарий Оптинский (1788-1860).

Не надеется на себя душа, имея в себе смертный приговор по причине окружившего ее роя лукавых. И когда увидит Бог, что душа падает от боязни смертной и что враг готов поглотить ее, тогда подает ей малую помощь, снисходя к душе и испытывая ее, тверда ли она в вере, имеет ли любовь к Нему. Ибо Богом определено, чтобы таков был путь, вводящий в жизнь, – со скорбью, с теснотою, со многими испытаниями, с самыми горькими искушениями. И если здесь еще душа совершит сей путь в безмерной скорби, имея пред глазами смерть, то тогда уже рукою крепкою и мышцею высокою, озарением Святого Духа расторгает она силу тьмы, минует страшные места, переходит море тьмы и всепоедающего огня.
Преподобный Макарий Великий (IV век).

Кто же это вам сказал, что трудно спастись? Стоит только захотеть и взяться за дело решительно – и спасение готово. Оно уже приготовлено для всякого: приди только и возьми. Так что трудно не спастись, а трудно захотеть встать, пойти и получить спасение.
Святитель Феофан, затворник Вышенский (1815-1894).

И стыдно и непростительно грешно христианам – погибать духовной смертью при тех средствах ко спасению, какие Господь дал нам: при таинствах покаяния и причащения. – И строго накажет нас Господь за нерадение.
Св. праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908).

Добродетель… казалась, и кажется трудною не по своей собственной природе, но по причине крайнего нерадения людей, не желающих в ней упражняться, ибо для того, кто рассмотрит всё в точности, она гораздо легче порока… Добродетель Божественна, в высшей мере прилична естеству…
Итак, скажи мне, что легче: отыскивать ли следы тьмочисленных сокровищ, или довольствоваться тем, что имеем у себя?.. Жить ли с законной женой (ибо предлагаю не самое высокое, но доступное для многих любомудрие), или подкапываться под чужие брачные ложа? Страдать ли неисцельной любовью к корысти, или быть свободным от такого безумия? Ухищряться ли на обманы, или вести дела без обмана? Тревожиться ли, ходя по судилищам, или жить в покое? Похищать ли не принадлежащее нам, или уделять нуждающимся и свое собственное? Проводить ли все время в хлопотах и жалобах, или освободить себя от хлопот и страхов? Беспокоить ли себя многими нескончаемыми заботами, или иметь одну заботу – не утратить добродетели? Вмешиваться ли в чужие дела, или жить, не заботясь об этом? Пресыщаться ли, или не любить того, что и по насыщении раздражает желание?
Преподобный Исидор Пелусиот (V век).

Ты чувствуешь, что слаб, немощен и склонен к дурным мыслям, чувствам и делам – это должно в тебе все более и более укреплять убеждение, что Господь твой хранитель, твоя защита, твоя сила. Вверяйся же всецело в водительство Господа, всего себя отдай ему, и так всегда молись и чувствуй, что если не Господь, то ты на каждом шагу мог бы погибнуть.
Священномученик Арсений (Жадановский), епископ Серпуховский (1874-1937).